Sep. 12th, 2004

i_sandmann: (Default)
Адвокат и прокурор

- Итак, - начал Барнаба, - объявляю заседание суда открытым. Обвиняемое, клянетесь ли вы говорить правду, только правду и ничего, кроме правды?
- Никакой кривды! - Выкрикнул прокурор Вирлуве. - Довольно вранья!
Судья постучал его по лбу.
- Да! - Пискнуло Яно Львовно.
Барнаба удовлетворенно кивнул.
- Слово предоставляется прокурору!
Вирлуве спрятал руки за спину, выставил левую ногу вперед, прокашлялся и начал:
- Я обвиняю эту женщину в том, что она обманом проникла в порядочную мужскую компанию, лживыми уловками втерлась в доверие, вызнала тайны тайного общества, нарушила его устав. Прошу суд обратить особое внимание на враки подсудимой, достойные всяческого осуждения. Кроме того, обвиняю эту женщину в военной измене. Так-то.
- Обвиняемая, признаете ли вы себя виновной? - Спросил Барнаба.
- Нет! - Пискнуло Яно Львовно.
Барнаба удовлетворенно кивнул.
- Слово предоставляется адвокату!
Просто Пиня скрестил руки на груди, выставил правую ногу вперед, прокашлялся и начал:
- Прежде всего, в первую очередь, спервоначала, хочу заметить, что уважаемый прокурор исходит из неправильных пред-по-сы-лок. Он считает, что обвиняемый - тетя, а обвиняемый - вовсе дядя. Если Ян Львович и не пьет, и не курит, так это только хорошо. Сохраняет здоровье. А что мышей боится, так наш уважаемый прокурор боится крапивы, и это нисколько не умаляет нашего к нему уважения.
- А сам-то! - Выкрикнул Вирлуве.
Судья стукнул его по лбу.
- Да, уважения, - продолжал Просто Пиня. - Кроме того, Ян Львович геройски сражался на войне и нашел прокурорскую птицу, о чем тот умалчивает. Должен также обратить внимание суда на то, что будь Ян Львович тетей, что исключено, и тогда не было бы в том никакой вины, только беда. Ведь тети не виноваты, что они не дяди.
- Обвиняемый, согласны ли вы с адвокатом? - Спросил Барнаба.
- Нет! - Пискнуло Яно Львовно.
- Обвиняемый, кто же вы? Признайтесь Чистосердечное раскаяние облегчит вашу участь! - Важно провозгласил Барнаба, сознавая всю необычность создавшегося положения.
- Цыпленок! - Пискнуло Яно Львовно.
Барнаба потер кончик носа.
- Итак, - торжественно заключил он, - из-за отсутствия вины считаю обвиняемое невиноватым. Объявляю заседание суда закрытым.
- Ура!!! - Запрыгало Яно Львовно. - Значит, мне можно с вами?
Прокурор ткнул адвоката в бок.



(Andrew Kennedy)
i_sandmann: (Default)
Вирлуве о природе Вирлуве

- Хотел бы я знать, кто я? - Внезапно спросил Вирлуве.
Тяжелое красное солнце свалилось за деревья, точнее очертив стволы. Вирлуве со Сквернословом, Барнаба, Просто Пиня и Яно Львовно шли все вперед и вперед навстречу неведомому.
- Кто я? - Задумчиво повторил Вирлуве.
- Э, - махнул рукой Барнаба, - разве узнаешь? Это Неведомое и есть.
- Так мы же идем ему навстречу, значит, узнаем? - Удивился Просто Пиня.
-Узнаем, когда дойдем до конца, - просто сказал Барнаба.
- А как нам узнать, где конец? - Поинтересовалось Яно Львовно.
- Никак, - вздохнул Барнаба и замолчал.
- Дудки! - Упрямо мотнул головой Вирлуве. - Я не согласен. Должен же я знать, кто я такой.
- Такой-сякой-разэтакий! - Пропел Просто Пиня и дернул Вирлуве за хвост.
Вирлуве даже не обернулся.
- Я не стратег, - бормотал он себе под нос, - не тактик и не прокурор. Можно, конечно, побыть прокурором, когда настроение ругачее, но всю жизнь? Ищите дурака. Ну, я храбрый вояка и путешественник тоже. И коллекционер. И еще я тетин племянник...
- Может, вы китайский император инкогнито? - Предположило Яно Львовно.
- Сами вы инкогнито! - Рассердился Вирлуве, но на мгновение остановился и потянул углы глаз в разные стороны - к правому уху и к левому уху.
- Нет, - покачал он головой. - Нет, не император, а жаль! И все же, кто я? Несомненно, я чертенок - рожки и хвост. Но я и мужчина тоже. И еще я чувствую, что где-то там , - Вирлуве стукнул себя в грудь и похлопал по макушке, - что-то такое есть. Что-то замечательное и необыкновенное.
- Знаю! - Закричал Просто Пиня. - Ты Мохаммед Али в изгнании! Выстирался в отбеливателе, а теперь узнать себя не можешь!
- Вполне вероятно, - воинственно заявил Вирлуве и сделал стойку. - Зато ты узнаешь, мой миленький, когда я тебя нокаутирую.
- Узнал, узнал! - Завопил Просто Пиня. - Уже узнал, миленький Вирлуве.
Вирлуве отмахнулся от него и продолжал бурчать:
- Откуда я взялся? Сколько мне лет? Думаю, я был всегда. Это уж точно. Но сколько это - всегда? И что я буду делать, когда вырасту? Яно Львовно, вы кем будете, когда вырастете?
- Петухом, - с готовностью объяснило Яно Львовно.
- Я не петух, - шептал Вирлуве, - не цыпленок, не курица, не шахиншах иранский, не Брижит Бардо... я не я, я не я, но кто я, кто я?! - Дико закричал Вирлуве и схватился за голову.
- Вирлуве, - сказал Барнаба.
И Вирлуве успокоился.
- Я - Вирлуве! - Радостно вздохнул Вирлуве. - И этим все сказано. Удивительный, неповторимый Вирлуве, и больше никто.



(Andrew Kennedy)
i_sandmann: (Default)
Ходячий компас, или До свидания, друзья!

Небо меняло цвета. Оно уже сменило красный на оранжевый, и теперь ожидало пока последний мягкий луч солнца сникнет, чтобы переменить оранжевый на сиреневый. Луна взошла такая бледная и таинственная, что касалось, будто она съела лимон и запила его уксусом.
Лес пугал. Он трещал, пищал, поскрипывал, ухал, стонал и напоминал всякие истории с привидениями и ведьмами.
- Эй, Барнаба, - позвал Вирлуве, - интересно все же, куда это мы идем?
- В гости к Бабе-Яге, - меланхолично ответил Барнаба. - Моя знакомая.
- Без шуток, Барнаба! - Взмолился Просто Пиня.
Яно Львовно задрожало, Вирлуве поежился.
- Да, серьезно, Барнаба, - поддержал Вирлуве Просто Пиню, - должны ведь мы знать, куда идем.
- А зачем? - Удивился Барнаба. - Это лишнее, так же как знать, кто ты такой.
- Ну, например, чтобы не заблудиться, - неуверенно протянул Вирлуве. Он еще не успел забыть поиски самого себя.
- Ха! - Усмехнулся Барнаба,- Если не знать, куда идешь, так и заблудиться нельзя, не правда ли?
- А вдруг, а вдруг, - залопотало Яно Львовно, - мы эту встретим, вашу знакомую?
- Или лешего, - предположил Просто Пиня.
- Этого удовольствия я вам не обещал, - важно произнес Барнаба и задумчиво добавил, - хотя, впрочем, никогда нельзя знать заранее.
- Но все-таки лучше знать, что нас ждет, - покачал головой Вирлуве.
Барнаба изумленно уставился на него.
- Ты хочешь сказать, что интереснее все знать сразу? - Поразился Барнаба.
- Нет, нет, но чтобы суметь вернуться, нужно же знать дорогу, - начал оправдываться Вирлуве.
- Знать дорогу! - Передразнил его Барнаба. - Дорога, может быть, и сама себя не знает. Вот ты себя не знаешь, думаешь, тебя Просто Пиня может знать? А вернуться можно по компасу. Правда, я не собирался возвращаться...
- У тебя есть? - С надеждой спросили Вирлуве и Просто Пиня в один голос.
Яно Львовно дрожало.
- Я сам компас! - Гордо представился Барнаба. - Ходячий компас, к вашим услугам. Ориентируюсь по муравейникам и пням, по звездам и солнцам...
- Разве их много? - Перебил его успокоившийся Вирлуве.
- Пока еще нет, - загадочно произнес Барнаба и начал напряженно вглядываться в темноту.
Впереди - далеко-далеко впереди - поблескивали два загадочных огонька.
- В-волк? - Затрепетало Яно Львовно.
- Боюсь, что нет, - насупившись, ответил Барнаба.
- Л-лев?
- Вирлуве, - сурово сказал Барнаба, - ты, кажется, хотел домой? Я тебя поздравляю - мы у цели.
- Здорово! - Восхитился Вирлуве. - Вот тетя обрадуется!
- Да-да, - рассеянно кивнул Барнаба. - Порадуй тетю, а уж она-то тебя
порадует.
- Ты сердишься? - Поинтересовалось дрожащее Яно Львовно.
- С чего бы? - Вскинул брови Барнаба. - Разве я могу сердиться на дорогу? Она меня провела, но и я не промах. Мы еще посмотрим, кто кого надует. Кто со мной?
- Знаешь, - сказал Просто Пиня и потупился, - завтра бабушка приезжает. В город мне уже не успеть, лучше домой пойду, бабушку встречу.
- Ну что ж, - вздохнул Барнаба, - тогда я пошел...
- А я? - Пискнуло Яно Львовно.
- Вы? - Брови Барнабы поползли под цилиндр. - Я и не знаю, как вас звать. Все-таки вы не в среднем же роде.
- В среднем, - кивнуло Яно Львовно. - А для краткости можно Я.Л.
- Ура! - Завопил Барнаба и подбросил цилиндр. - Да здравствует Я.Л, отважный путешественник! А теперь - прощайте, друзья! Нас ждет дорога.
- До свиданья, - прошептали Вирлуве и Просто Пиня.
- Ведь правда - до свиданья, Барнаба? - Закричал Вирлуве вслед уходящим. - Ведь мы еще увидимся, правда?
- Если дорога приведет, - откликнулся Барнаба. - До свиданья, друзья!


(Charles Dellschau )
i_sandmann: (Default)
Возвращение героя и тетин сон

Вирлуве хлопнул Просто Пиню по плечу.
- Пока, заглядывай!
- Пока, заглядывай! - хлопнул Просто Пиня по плечу Вирлуве.
- Дорогу найдешь? - Спросил Вирлуве.
- Угу. А ты? - Спросил Просто Пиня.
- Я-то что, это же ты потерялся.
- Я не потерялся, я заблудился, - поправил Просто Пиня и сунул палец в нос. - По дороге в город заблудился, а по дороге домой найдусь.
- Ну тогда топай! - Махнул рукой Вирлуве. - А в носу лучше не ковыряй. Вдруг потом в дырку ворона залетит?
- И пусть! - Махнул рукой Просто Пиня. - Для цирка сгодится. Буду фокусник. Привет!
И Просто Пиня исчез в темноте, а Вирлуве толкнул дверь и вошел в дом.
- Ой, боюсь, воры! - Взвизгнула тетя.
- Не бойтесь, тетя, - сказал Вирлуве, - это я, Вирлуве. Я вернулся.
- Вернулся? - Тетя была удивлена. - Разве ты уходил? А я думала, ты в углу стоишь, как и полагается нашкодившим детям, осознавшим свою вину.
- Детям! - Повторил Вирлуве. - Я, тетя, герой. Я вернулся со славой. Сразился с динозавром один на один. А в войне за малиновые плантации получил боевые ожоги.
- Ах, отстань! - Устало вздохнула тетя. - Отстань от меня с своими глупостями! Я вот, мой милый, сон видела, вещий. Только никак не пойму, к чему. Лечу будто я по небу, впереди меня половинка бегемота летит, а позади - половинка гиппопотама. Глядь, на моем мопеде Бермудский Треугольник сидит, в носу ковыряет. Я ему говорю: “Вынь палец из носу, негодный!” А он вытащил трубку из кармана, набил, зажег, затянулся, все так неторопливо, и прямо мне в лицо - пых-пых-пых. Я даже проснулась. И все мне этот сон покоя не дает. Чует сердце, что вещий сон, а понять не могу. Даже сонник достала. - И тетя ткнула пальцем в какую-то изрядно ободранную книгу.
- Чепуха одна. И куда составители смотрели?
Тетя помусолила уголки листов, пошелестела страницами и язвительно прочла:
- Бегемот - любовь представительного мужчины.
Потом еще полистала и прочла еще язвительнее:
- Гиппопотам - см. Бегемот. Это же разные были половинки. А вообще, как будто бегемот и гиппопотам - одно и тоже. Сравнили - бе-ге-мот и гип-по-по-там. А про Бермудский-то Треугольник - смех один! Бермуды - перемена погоды, измена единомышленников, ячмень. Ну, это не то. Вот - Бермудский Треугольник - снится к новой моде на головные уборы.
- Эх, тетя, - укоризненно взглянул на нее Вирлуве. - Я проделал долгий трудный путь, думал порадовать вас. А у вас одни сны на уме.
- Ты мне, Вирлуве, голову не морочь! - Отрезала тетя. - Сны - это основа основ и тайна тайн. И знаешь, похоже, что сон - к перемене места. Что ж мне, вечно в этой глуши киснуть? Ты у меня не один. У меня племянников много. Как говорится - жизнь коротка, племянники найдутся.
Вирлуве печально кивнул.



(Pearl Blauvelt)
i_sandmann: (Default)
Сданные позиции и высокопарная речь.

Вирлуве уже однажды произносил речь. И странное прыгающее чувство внутри было ему знакомо. Правда, на этот раз оно не было таким легким и радостным. Но во всяком случае Вирлуве знал, что необходимо высказаться.
- Сквернослов, друг мой, - начал Вирлуве, - друг мой, Сквернослов! Мы снова одни. Нет ни тети, ни мопеда. И что нам в них! Ждали мы улыбок и почестей, ну хотя бы чая с малиновым вареньем, так ведь и сами себе нальем! Эй, налейте нам кубки да набейте нам трубки! Как в песне поется. А без женщин легче, спокойнее что ли. Нет ни Барнабы, ни Просто Пини, ни Яно Львовно. У них своя жизнь, свои пути... Встретимся ли? Не знаю. Нет ни подвигов, ни славы, ни драконов, ни принцесс. Путешествие кончилось, приключение не началось. Прощай, путешествие! Прощай, приключение! А все-таки было здорово. И мы дома, Сквернослов! Да здравствует дом! Дом с чердаком и подвалом, чуланом и камином, с мягкими креслами и домовыми в углах! И куча дел, Сквернослов! Просто куча! Мы еще привидение заведем. И будет у нас тогда родовой замок. Можно будет за деньги показывать. А пыли-то, пыли... Мы из нее валенки будем катать, откроем производство, разбогатеем, купим бегепотама. Тогда, тогда все узнают, кто такой Вирлуве. И Барнаба скажет: “Ты, Вирлуве, настоящий мужчина. Теперь я знаю, почему ты хотел вернуться - тебя ждали великие дела!” Вот увидишь, Сквернослов!
- Сбр-рендил, что ли? - Пророкотал Сквернослов.



(Pearl Blauvelt)
i_sandmann: (Default)
Вот и закончил публиковать\вывешивать\постить истории о Вирлуве, его тёте, скворце Карл Максовиче и друзьях: Барнабе, Просто Пине и Яно Львовно. Когда-то они были напечатаны в детском журнале "Точка, точка, запятая" и даже проиллюстрированы художником Некодом Зингером. К сожалению, сканнера у меня нет, так что здесь я использовал разные приглянувшиеся картинки.
Читать следует с самого начала журнала (т.е. снизу). Может быть, как-нибудь соберусь с духом и переставлю всё в привычном порядке, тогда вам придётся простить мне беспорядок в ваших френд-лентах.
Page generated Jul. 25th, 2017 10:38 pm
Powered by Dreamwidth Studios