Jul. 20th, 2004

i_sandmann: (Default)
СМЕРТЬ ИЛИ СЛАВА
Вирлуве сидел на мокром после дождя крыльце и смотрел на низкие, тяжелые лиловые облака, медленно тянувшиеся над ним.
- Такие облака должны капать чернилами, - подумал Вирлуве. - Капать чернилами, капать и обкапать всю тетю. Пусть походит лиловая.
Потом он отправился к кустам сирени поискать пятилепестковый цветок и съесть его на счастье. Вирлуве потянул к себе ветку, и крупные, круглые, прозрачные капли со звоном посыпались на него. Вирлуве встряхнулся и побрел на крыльцо. Мрачные мысли одолевали его, голова раскалывалась еще сильнее, после того, как тетя наградила его тумаком. Печенья ему почти не осталось. Жизнь была отвратительна.
- Облака, - подумал Вирлуве, - похожи на мокрые кусты сирени. Такие же мерзкие и унылые. Умереть, только умереть оставалось Вирлуве при такой собачьей жизни.
- Умру, - проворчал Вирлуве мстительно. - будет тогда знать. Небось как шелковая станет.
Он представил, как лежит в своем кабинете на диване в лучшей ночной рубашке, безмолвный и безучастный, с выражением скорби и гордости, с некоторым оттенком высокомерия на высоком челе.
- На высоком челе, - повторил Вирлуве вслух, - хорошее выражение, а главное - правильно передает суть дела.
А рядом заламывает руки тетя. Глаза ее покраснели, а с носа свисает большая капля.
- Не покидай меня, Вирлуве! - Рыдает тетя. - Ты был светочем мысли, героем и великомучеником. Не покидай меня, я все тебе прощу!
- Нет, - спохватился Вирлуве, - это не она мне, а я ей должен все простить, иначе я не играю.
- Не покидай меня, Вирлуве! - Снова рыдает тетя. - Прости меня, неразумную!



- Глупую, ворчливую тетку! - пробормотал Вирлуве дрожащим голосом. - Боюсь только, что если я умру, то уж, наверное, этого не услышу. Вот если бы я прославился, тогда - другое дело. Я приехал бы на бронзовом коне и сказал бы ей:
- Прощаю тебя, тупоголовое создание... Нет, так не говорят... Прощаю тебя, несмышленая женщина. Но помни, что ты нанесла незаживающие раны моему нежному сердцу. И мы заплачем и кинемся друг другу в объятия.
- Да, да, - кивнул сам себе Вирлуве, - смерть или слава - только это способно ее образумить. А лучше всего - сперва слава, а потом - смерть. Хотя - не уверен.



Bill Traylor (1856-1947)

Profile

i_sandmann: (Default)
i_sandmann

September 2010

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 11:47 am
Powered by Dreamwidth Studios