i_sandmann: (Default)
Редакторы "ДВОЕТОЧИЯ" обещают и "Точку, точку, запятую" (где были опубликованы истории о Вирлуве) в скорости поместить в сети.
i_sandmann: (Default)
Делаю здесь эту запись, чтоб не экспроприировали журнальчик.
Давно я здесь не бывал.
Надо бы, наверное, перетащить всё к [livejournal.com profile] i_sandman'у.
Я и там давно не появлялся...
i_sandmann: (ракета)
Благодаря любезности [livejournal.com profile] m_k у меня появилась возможность вывесить здесь иллюстрации [livejournal.com profile] singolare к "Вирлуве уходит из дома". Большое спасибо им обоим!

Image Hosted by ImageShack.us

see more )
i_sandmann: (Default)
Вот и закончил публиковать\вывешивать\постить истории о Вирлуве, его тёте, скворце Карл Максовиче и друзьях: Барнабе, Просто Пине и Яно Львовно. Когда-то они были напечатаны в детском журнале "Точка, точка, запятая" и даже проиллюстрированы художником Некодом Зингером. К сожалению, сканнера у меня нет, так что здесь я использовал разные приглянувшиеся картинки.
Читать следует с самого начала журнала (т.е. снизу). Может быть, как-нибудь соберусь с духом и переставлю всё в привычном порядке, тогда вам придётся простить мне беспорядок в ваших френд-лентах.
i_sandmann: (Default)
Сданные позиции и высокопарная речь.

Вирлуве уже однажды произносил речь. И странное прыгающее чувство внутри было ему знакомо. Правда, на этот раз оно не было таким легким и радостным. Но во всяком случае Вирлуве знал, что необходимо высказаться.
- Сквернослов, друг мой, - начал Вирлуве, - друг мой, Сквернослов! Мы снова одни. Нет ни тети, ни мопеда. И что нам в них! Ждали мы улыбок и почестей, ну хотя бы чая с малиновым вареньем, так ведь и сами себе нальем! Эй, налейте нам кубки да набейте нам трубки! Как в песне поется. А без женщин легче, спокойнее что ли. Нет ни Барнабы, ни Просто Пини, ни Яно Львовно. У них своя жизнь, свои пути... Встретимся ли? Не знаю. Нет ни подвигов, ни славы, ни драконов, ни принцесс. Путешествие кончилось, приключение не началось. Прощай, путешествие! Прощай, приключение! А все-таки было здорово. И мы дома, Сквернослов! Да здравствует дом! Дом с чердаком и подвалом, чуланом и камином, с мягкими креслами и домовыми в углах! И куча дел, Сквернослов! Просто куча! Мы еще привидение заведем. И будет у нас тогда родовой замок. Можно будет за деньги показывать. А пыли-то, пыли... Мы из нее валенки будем катать, откроем производство, разбогатеем, купим бегепотама. Тогда, тогда все узнают, кто такой Вирлуве. И Барнаба скажет: “Ты, Вирлуве, настоящий мужчина. Теперь я знаю, почему ты хотел вернуться - тебя ждали великие дела!” Вот увидишь, Сквернослов!
- Сбр-рендил, что ли? - Пророкотал Сквернослов.



(Pearl Blauvelt)
i_sandmann: (Default)
Возвращение героя и тетин сон

Вирлуве хлопнул Просто Пиню по плечу.
- Пока, заглядывай!
- Пока, заглядывай! - хлопнул Просто Пиня по плечу Вирлуве.
- Дорогу найдешь? - Спросил Вирлуве.
- Угу. А ты? - Спросил Просто Пиня.
- Я-то что, это же ты потерялся.
- Я не потерялся, я заблудился, - поправил Просто Пиня и сунул палец в нос. - По дороге в город заблудился, а по дороге домой найдусь.
- Ну тогда топай! - Махнул рукой Вирлуве. - А в носу лучше не ковыряй. Вдруг потом в дырку ворона залетит?
- И пусть! - Махнул рукой Просто Пиня. - Для цирка сгодится. Буду фокусник. Привет!
И Просто Пиня исчез в темноте, а Вирлуве толкнул дверь и вошел в дом.
- Ой, боюсь, воры! - Взвизгнула тетя.
- Не бойтесь, тетя, - сказал Вирлуве, - это я, Вирлуве. Я вернулся.
- Вернулся? - Тетя была удивлена. - Разве ты уходил? А я думала, ты в углу стоишь, как и полагается нашкодившим детям, осознавшим свою вину.
- Детям! - Повторил Вирлуве. - Я, тетя, герой. Я вернулся со славой. Сразился с динозавром один на один. А в войне за малиновые плантации получил боевые ожоги.
- Ах, отстань! - Устало вздохнула тетя. - Отстань от меня с своими глупостями! Я вот, мой милый, сон видела, вещий. Только никак не пойму, к чему. Лечу будто я по небу, впереди меня половинка бегемота летит, а позади - половинка гиппопотама. Глядь, на моем мопеде Бермудский Треугольник сидит, в носу ковыряет. Я ему говорю: “Вынь палец из носу, негодный!” А он вытащил трубку из кармана, набил, зажег, затянулся, все так неторопливо, и прямо мне в лицо - пых-пых-пых. Я даже проснулась. И все мне этот сон покоя не дает. Чует сердце, что вещий сон, а понять не могу. Даже сонник достала. - И тетя ткнула пальцем в какую-то изрядно ободранную книгу.
- Чепуха одна. И куда составители смотрели?
Тетя помусолила уголки листов, пошелестела страницами и язвительно прочла:
- Бегемот - любовь представительного мужчины.
Потом еще полистала и прочла еще язвительнее:
- Гиппопотам - см. Бегемот. Это же разные были половинки. А вообще, как будто бегемот и гиппопотам - одно и тоже. Сравнили - бе-ге-мот и гип-по-по-там. А про Бермудский-то Треугольник - смех один! Бермуды - перемена погоды, измена единомышленников, ячмень. Ну, это не то. Вот - Бермудский Треугольник - снится к новой моде на головные уборы.
- Эх, тетя, - укоризненно взглянул на нее Вирлуве. - Я проделал долгий трудный путь, думал порадовать вас. А у вас одни сны на уме.
- Ты мне, Вирлуве, голову не морочь! - Отрезала тетя. - Сны - это основа основ и тайна тайн. И знаешь, похоже, что сон - к перемене места. Что ж мне, вечно в этой глуши киснуть? Ты у меня не один. У меня племянников много. Как говорится - жизнь коротка, племянники найдутся.
Вирлуве печально кивнул.



(Pearl Blauvelt)
i_sandmann: (Default)
Ходячий компас, или До свидания, друзья!

Небо меняло цвета. Оно уже сменило красный на оранжевый, и теперь ожидало пока последний мягкий луч солнца сникнет, чтобы переменить оранжевый на сиреневый. Луна взошла такая бледная и таинственная, что касалось, будто она съела лимон и запила его уксусом.
Лес пугал. Он трещал, пищал, поскрипывал, ухал, стонал и напоминал всякие истории с привидениями и ведьмами.
- Эй, Барнаба, - позвал Вирлуве, - интересно все же, куда это мы идем?
- В гости к Бабе-Яге, - меланхолично ответил Барнаба. - Моя знакомая.
- Без шуток, Барнаба! - Взмолился Просто Пиня.
Яно Львовно задрожало, Вирлуве поежился.
- Да, серьезно, Барнаба, - поддержал Вирлуве Просто Пиню, - должны ведь мы знать, куда идем.
- А зачем? - Удивился Барнаба. - Это лишнее, так же как знать, кто ты такой.
- Ну, например, чтобы не заблудиться, - неуверенно протянул Вирлуве. Он еще не успел забыть поиски самого себя.
- Ха! - Усмехнулся Барнаба,- Если не знать, куда идешь, так и заблудиться нельзя, не правда ли?
- А вдруг, а вдруг, - залопотало Яно Львовно, - мы эту встретим, вашу знакомую?
- Или лешего, - предположил Просто Пиня.
- Этого удовольствия я вам не обещал, - важно произнес Барнаба и задумчиво добавил, - хотя, впрочем, никогда нельзя знать заранее.
- Но все-таки лучше знать, что нас ждет, - покачал головой Вирлуве.
Барнаба изумленно уставился на него.
- Ты хочешь сказать, что интереснее все знать сразу? - Поразился Барнаба.
- Нет, нет, но чтобы суметь вернуться, нужно же знать дорогу, - начал оправдываться Вирлуве.
- Знать дорогу! - Передразнил его Барнаба. - Дорога, может быть, и сама себя не знает. Вот ты себя не знаешь, думаешь, тебя Просто Пиня может знать? А вернуться можно по компасу. Правда, я не собирался возвращаться...
- У тебя есть? - С надеждой спросили Вирлуве и Просто Пиня в один голос.
Яно Львовно дрожало.
- Я сам компас! - Гордо представился Барнаба. - Ходячий компас, к вашим услугам. Ориентируюсь по муравейникам и пням, по звездам и солнцам...
- Разве их много? - Перебил его успокоившийся Вирлуве.
- Пока еще нет, - загадочно произнес Барнаба и начал напряженно вглядываться в темноту.
Впереди - далеко-далеко впереди - поблескивали два загадочных огонька.
- В-волк? - Затрепетало Яно Львовно.
- Боюсь, что нет, - насупившись, ответил Барнаба.
- Л-лев?
- Вирлуве, - сурово сказал Барнаба, - ты, кажется, хотел домой? Я тебя поздравляю - мы у цели.
- Здорово! - Восхитился Вирлуве. - Вот тетя обрадуется!
- Да-да, - рассеянно кивнул Барнаба. - Порадуй тетю, а уж она-то тебя
порадует.
- Ты сердишься? - Поинтересовалось дрожащее Яно Львовно.
- С чего бы? - Вскинул брови Барнаба. - Разве я могу сердиться на дорогу? Она меня провела, но и я не промах. Мы еще посмотрим, кто кого надует. Кто со мной?
- Знаешь, - сказал Просто Пиня и потупился, - завтра бабушка приезжает. В город мне уже не успеть, лучше домой пойду, бабушку встречу.
- Ну что ж, - вздохнул Барнаба, - тогда я пошел...
- А я? - Пискнуло Яно Львовно.
- Вы? - Брови Барнабы поползли под цилиндр. - Я и не знаю, как вас звать. Все-таки вы не в среднем же роде.
- В среднем, - кивнуло Яно Львовно. - А для краткости можно Я.Л.
- Ура! - Завопил Барнаба и подбросил цилиндр. - Да здравствует Я.Л, отважный путешественник! А теперь - прощайте, друзья! Нас ждет дорога.
- До свиданья, - прошептали Вирлуве и Просто Пиня.
- Ведь правда - до свиданья, Барнаба? - Закричал Вирлуве вслед уходящим. - Ведь мы еще увидимся, правда?
- Если дорога приведет, - откликнулся Барнаба. - До свиданья, друзья!


(Charles Dellschau )
i_sandmann: (Default)
Вирлуве о природе Вирлуве

- Хотел бы я знать, кто я? - Внезапно спросил Вирлуве.
Тяжелое красное солнце свалилось за деревья, точнее очертив стволы. Вирлуве со Сквернословом, Барнаба, Просто Пиня и Яно Львовно шли все вперед и вперед навстречу неведомому.
- Кто я? - Задумчиво повторил Вирлуве.
- Э, - махнул рукой Барнаба, - разве узнаешь? Это Неведомое и есть.
- Так мы же идем ему навстречу, значит, узнаем? - Удивился Просто Пиня.
-Узнаем, когда дойдем до конца, - просто сказал Барнаба.
- А как нам узнать, где конец? - Поинтересовалось Яно Львовно.
- Никак, - вздохнул Барнаба и замолчал.
- Дудки! - Упрямо мотнул головой Вирлуве. - Я не согласен. Должен же я знать, кто я такой.
- Такой-сякой-разэтакий! - Пропел Просто Пиня и дернул Вирлуве за хвост.
Вирлуве даже не обернулся.
- Я не стратег, - бормотал он себе под нос, - не тактик и не прокурор. Можно, конечно, побыть прокурором, когда настроение ругачее, но всю жизнь? Ищите дурака. Ну, я храбрый вояка и путешественник тоже. И коллекционер. И еще я тетин племянник...
- Может, вы китайский император инкогнито? - Предположило Яно Львовно.
- Сами вы инкогнито! - Рассердился Вирлуве, но на мгновение остановился и потянул углы глаз в разные стороны - к правому уху и к левому уху.
- Нет, - покачал он головой. - Нет, не император, а жаль! И все же, кто я? Несомненно, я чертенок - рожки и хвост. Но я и мужчина тоже. И еще я чувствую, что где-то там , - Вирлуве стукнул себя в грудь и похлопал по макушке, - что-то такое есть. Что-то замечательное и необыкновенное.
- Знаю! - Закричал Просто Пиня. - Ты Мохаммед Али в изгнании! Выстирался в отбеливателе, а теперь узнать себя не можешь!
- Вполне вероятно, - воинственно заявил Вирлуве и сделал стойку. - Зато ты узнаешь, мой миленький, когда я тебя нокаутирую.
- Узнал, узнал! - Завопил Просто Пиня. - Уже узнал, миленький Вирлуве.
Вирлуве отмахнулся от него и продолжал бурчать:
- Откуда я взялся? Сколько мне лет? Думаю, я был всегда. Это уж точно. Но сколько это - всегда? И что я буду делать, когда вырасту? Яно Львовно, вы кем будете, когда вырастете?
- Петухом, - с готовностью объяснило Яно Львовно.
- Я не петух, - шептал Вирлуве, - не цыпленок, не курица, не шахиншах иранский, не Брижит Бардо... я не я, я не я, но кто я, кто я?! - Дико закричал Вирлуве и схватился за голову.
- Вирлуве, - сказал Барнаба.
И Вирлуве успокоился.
- Я - Вирлуве! - Радостно вздохнул Вирлуве. - И этим все сказано. Удивительный, неповторимый Вирлуве, и больше никто.



(Andrew Kennedy)
i_sandmann: (Default)
Адвокат и прокурор

- Итак, - начал Барнаба, - объявляю заседание суда открытым. Обвиняемое, клянетесь ли вы говорить правду, только правду и ничего, кроме правды?
- Никакой кривды! - Выкрикнул прокурор Вирлуве. - Довольно вранья!
Судья постучал его по лбу.
- Да! - Пискнуло Яно Львовно.
Барнаба удовлетворенно кивнул.
- Слово предоставляется прокурору!
Вирлуве спрятал руки за спину, выставил левую ногу вперед, прокашлялся и начал:
- Я обвиняю эту женщину в том, что она обманом проникла в порядочную мужскую компанию, лживыми уловками втерлась в доверие, вызнала тайны тайного общества, нарушила его устав. Прошу суд обратить особое внимание на враки подсудимой, достойные всяческого осуждения. Кроме того, обвиняю эту женщину в военной измене. Так-то.
- Обвиняемая, признаете ли вы себя виновной? - Спросил Барнаба.
- Нет! - Пискнуло Яно Львовно.
Барнаба удовлетворенно кивнул.
- Слово предоставляется адвокату!
Просто Пиня скрестил руки на груди, выставил правую ногу вперед, прокашлялся и начал:
- Прежде всего, в первую очередь, спервоначала, хочу заметить, что уважаемый прокурор исходит из неправильных пред-по-сы-лок. Он считает, что обвиняемый - тетя, а обвиняемый - вовсе дядя. Если Ян Львович и не пьет, и не курит, так это только хорошо. Сохраняет здоровье. А что мышей боится, так наш уважаемый прокурор боится крапивы, и это нисколько не умаляет нашего к нему уважения.
- А сам-то! - Выкрикнул Вирлуве.
Судья стукнул его по лбу.
- Да, уважения, - продолжал Просто Пиня. - Кроме того, Ян Львович геройски сражался на войне и нашел прокурорскую птицу, о чем тот умалчивает. Должен также обратить внимание суда на то, что будь Ян Львович тетей, что исключено, и тогда не было бы в том никакой вины, только беда. Ведь тети не виноваты, что они не дяди.
- Обвиняемый, согласны ли вы с адвокатом? - Спросил Барнаба.
- Нет! - Пискнуло Яно Львовно.
- Обвиняемый, кто же вы? Признайтесь Чистосердечное раскаяние облегчит вашу участь! - Важно провозгласил Барнаба, сознавая всю необычность создавшегося положения.
- Цыпленок! - Пискнуло Яно Львовно.
Барнаба потер кончик носа.
- Итак, - торжественно заключил он, - из-за отсутствия вины считаю обвиняемое невиноватым. Объявляю заседание суда закрытым.
- Ура!!! - Запрыгало Яно Львовно. - Значит, мне можно с вами?
Прокурор ткнул адвоката в бок.



(Andrew Kennedy)
i_sandmann: (Default)
Ян Львович или Яна Львовна

- Я давно это подозревал! - Воскликнул Вирлуве, мрачный, как туча. - Когда же она завопила “Ой, боюсь!”, все стало ясно. Моя тетя тоже так... гм... говорила. Моя тетя - современная женщина, а современная женщина и девчонка - одно и тоже.
- Не может быть! - Недоверчиво прошептал Просто Пиня.
- Кому ты это говоришь? - Возмутился Вирлуве. - Я на девчонках собаку съел! Моя тетя - девчонка. То есть... тьфу... современная женщина. Ну, это одно и то же. А где одна современная женщина, там тьма современных женщин.
- Возможно, - вмешался Барнаба, - вы ошибаетесь, друзья мои. Вспомните, как молодецки вел себя Ян Львович в баталии! Какая геройская победа одержана им! Вполне возможно, испуг объясняется просто усталостью... Ведь и бравый вояка может испытать страх, вы же сами знаете, не правда ли?
- Мыши испугаться! Мы-ши! - С презрением выпалил Вирлуве. - И вообще, Барнаба, что ты болтаешь? Какая геройская победа? Просто полное незнание стратегии и тактики. Ни вперед, не назад, застыть на месте как кролик перед удавом, и все оружие в кусты... цветочки нюхает! Испортила все наши военные планы. Типичная женская логика, вот что я вам скажу.
- А тайное общество кто придумал? - Робко вступился Просто Пиня.
- Конечно я! - Не задумываясь, заявил Вирлуве. - Кому еще здесь могла прийти в голову такая ценная мысль. Долой девчонок! А этот, а эта... втерлась в доверие, тайно проникла в наши планы. Яна Львовна!
- Может, не Яна Львовна? - Предположил Просто Пиня. - И Сквернослова Ян Львович нашел.
- Что ж, по-твоему, Яно Львовно, да? - Съехидничал Вирлуве. - Пусть Яно Львовно, но уж на Яна Львовича я никак не согласен. Сквернослов сам нашелся бы, и без этого, ну сам знаешь. Поревел бы и утешился. Вечно эти женщины во все вмешиваются! Мужчина не стал бы всякие зеркальца находить.

i_sandmann: (Default)
Лавры полководца и тайный враг

Храброе войско приближалось к месту сражения. Вооруженные до зубов палками и шишками, они предвкушали славный бой и желанную победу.
- Вперед! - Закричал Вирлуве , на мгновение застыл перед зарослями малины и метнулся вправо.
- Назад! - Закричал Просто Пиня, на мгновение застыл перед зарослями малины и метнулся влево.
Ян Львович, семенивший следом, на мгновение застыл перед зарослями малины, пискнул, запустил в кусты палку и шишки и с криком “Ура!” пулей бросился назад.
- Приветствую тебя, отважный воин! - Помахал цилиндром Барнаба. - Враг смят и побежден.
Ян Львович смущенно потупился.
- А где, - спросил он после недолгого молчания, - остальные?
Барнаба пренебрежительно дернул плечом.
Остальные появились вскоре. Они встретились в самом центре лужайки и, набычившись, уставились друг на друга.
- Ты, стратег несчастный! - Начал Вирлуве.
- Это ты стратег! - Фыркнул Просто Пиня. - Ты стратег несчастный!
- Чертов тактик! - Продолжал Вирлуве.
- Сам чертов! - Буркнул Просто Пиня.
- Кто “назад!” кричал? - Ершился Вирлуве.
- А кто побежал? - Петушился Просто Пиня.
- Я в обход, а ты, ты!..
- Это я в обход, а вот ты!..
- Друзья мои, - торжественно заявил Барнаба, - довольно споров, для малины еще не время, а вы, вы все вели себя геройски! Но вот перед вами истинный полководец, последним покинувший поле боя.
И Барнаба указал на Яна Львовича, скромно стоявшего в сторонке. Вирлуве и Просто Пиня замялись, и Барнаба повторил:
- Вот он, истинный герой и полководец, ждет, когда мы увенчаем его лаврами победителя. Вирлуве, кажется, в твоем мешке был лавровый лист?
Вирлуве послушно развязал мешок и уже собирался заглянуть в него в поисках лавра, как вдруг небольшое серовато-бурое существо, пискнув, выскочило из мешка и исчезло в мгновение ока.
- Мышь! - Отчаянно заверещал Ян Львович и задрожал всем телом. - Ой, боюсь! Мышь!
- Полевки испугаться! - Усмехнулся Вирлуве. - Надо же, девчонка!
- Девчонка! - Хихикнул Просто Пиня.
Ян Львович заплакал.
- Девчонка! - Мрачно воскликнул Вирлуве. - Я давно это подозревал. Враг среди нас.

i_sandmann: (Default)
Стратег и тактик

- Ну я ей покажу! Я, Барнаба, этой твоей крапиве все бока пообломаю, я ей голову снесу. И никакая она не полезная - у меня пожар от нее в коленке. Я ее растопчу, заколочу, я на нее ногами застучу! - Буйствовал Вирлуве. - Я ей войну объявляю, вот! Эй! - Закричал Вирлуве. - Кто не трус! Тай-тай-налетай, кто в войнушку играй! Кто в войнушку идет - собирайся народ!
- Я, я! - Подпрыгнул Просто Пиня. - Я генералом буду!
- А я - маршалом! - Пискнул Ян Львович. - Я, господа, такой храбрый, такой...
- Лишен я этой кровожадности, - меланхолично пробормотал Барнаба и отошел в сторонку. - Нет во мне этого воинственного духа...
Все только пренебрежительно засмеялись.
- Ты, Барнаба, не рыцарь, - важно заявил Вирлуве. - Ты Барнаба - бард, что с тебя возьмешь! Может, оду мне напишешь, когда я побежу.
- Когда ты побежишь, - хмыкнул Барнаба. - Когда побежишь, может, и напишу. И кстати. Советую вам не забыть о стратегии и тактике.
Просто Пиня, Вирлуве и Ян Львович недоумевающе переглянулись
- Конечно, конечно, - закивал Вирлуве, - конечно, Барнаба, мы не забудем. А ты что можешь знать о таких замечательно важных вещах?
- Я? - Вздохнул Барнаба. - Да ничего.
Вирлуве облегченно вздохнул.
- Ну вот видишь, а поучаешь. Все бы тебе, Барнаба, поучать. Небось, чепуха какая-нибудь эти твои стратегия и тактика.
- Да нет, - помотал головой Барнаба так, что цилиндр сполз на нос. - Не сказал бы. Стратегия - это вроде плана боя, а тактика - в бою всякие изменения. Ну там, спасайся, кто может, или - в кусты, кто не трус! А, может, и наоборот.
- Вот видишь, Барнаба, - сказал Вирлуве, стараясь придать голосу побольше солидности, - и ты кое-что знаешь. Это же я так, нарочно тебя проверяю. Стратегом, конечно, буду я. А тактиком, к примеру, хоть Ян Львович.
- Не-е, - затряс головой Ян Львович. - Я не хочу, господа. Я командовать буду.
- Тогда, - Вирлуве взглянул на Просто Пиню, - вы, генерал!
- Мне что, - поинтересовался Просто Пиня, - “бежим” кричать?
Вирлуве неопределенно кивнул.

i_sandmann: (Default)
Малиновый запах и крапивный укус
- А еще бабушка поила меня чаем с малиновым вареньем, - вдохновенно рассказывал Просто Пиня Яну Львовичу, семенившему рядом, - она запихивала меня в кровать, обкладывала подушками, подтыкала одеяло, и я сидел, как барон, и пил чай с малиновым вареньем.
Ян Львович присвистнул восторженно.
- Как баран ты сидел, ясно? - Буркнул Вирлуве. - Всю душу разбередил своим малиновым вареньем. Я уже даже запах чувствую.
- Галлюцинации, - ласково пояснил Барнаба. - Обман чувств.
- Я тоже хочу галлюцинации, - заявил Ян Львович и принюхался. - Малинкой пахнет.
- И мне пахнет! - Шмыгнул носом Просто Пиня и на радостях обнялся с Яном Львовичем.
- Бывает, - кивнул Барнаба. - Называется - массовая галлюцинация. - И Барнаба потянул носом. - Однако, - добавил он после раздумья, можно предположить, что перед нами малинник.
Малинник был перед ними. Там под резными зелеными листьями, совсем серебряными с изнанки, прятались, несомненно прятались, просто не могли не прятаться душистые яркие ягоды.
- О ты. - Поднял руку Барнаба! - О ты, остров благоухания! Отрада путников! Награда для усталых сердец! Одели нас своими дивными плодами! Утоли нашу жажду сочными рубинами ветвей твоих...
- Одари нас рубинчиками! - Завопил Вирлуве, кинулся в гущу малинника, но вдруг взвизгнул и отскочил назад.
- Ой! - Выдохнул Вирлуве, потирая покрасневшую коленку, - ой, там кто-то кусается!



(Charles Dellschau )
i_sandmann: (Default)
Тайна леса и старая туфля
- Господа, глядите! - Запрыгал Ян Львович. - Глядите, господа, я снова нашел! Туфельку!
Барнаба, Просто Пиня и Вирлуве, крепко прижимавший к себе Сквернослова, столпились вокруг странного предмета невероятных размеров с красным приплюснутым помпоном.
- Возможно, - кивнул Барнаба, - возможно до того как по этой...ммм...вещи прошел полк солдат и проехала телега, груженая кирпичом, возможно сие было...ммм... мягко говоря, туфелькой. Но не наверняка.
- Да туфелька же, поверьте, господа! - С обидой пискнул Ян Львович. - Я такие в магазине видел. Хорошенькие, с красными помпончиками.
- Поверим эксперту, - пожал плечами Барнаба. - Эксперту видней.
- Помпончики! - хихикнул Вирлуве и поддел предмет ногой.
- Сик транзит глория мунди, - важно произнес Просто Пиня.
- Чего? - С подозрением переспросил Вирлуве.
- Не знаю, - честно признался Просто Пиня. - Так моя бабушка говорит, когда кофе пьет.
- Так проходит слава мира, - пояснил Барнаба и небрежно поправил цилиндр. - Ну или что-то там в этом роде. По-древнекитайски. Или по-японски. Хотелось бы знать, откуда здесь эта туфелька?
- Ее Золушка потеряла, - с готовностью выступил Ян Львович. - Золушка бежала с бала, бежала, торопилась и...само собой разумеется, потеряла.
- Да, - фыркнул Вирлуве. - Прелестная Золушка из семейства грациозных слоних!
- Или бегемотих! - Поддакнул Просто Пиня и громко расхохотался.
- Возможно, - задумался Барнаба, - возможно, конечно, и Золушка. Или другая какая-нибудь принцесса. Зря смеешься, Вирлуве, это по твоей части! Может, принцессочку заколдовали, и она...ммм...немножко располнела, или это туфелька великанской дочурки. На твоем месте, Вирлуве, я бы прижал эту туфельку к сердцу и отправился на поиски прекрасной дамы. Примерял бы ее всем красавицам, которых мы встретим на дороге.
- Еще неизвестно, - насупился Ян Львович, - дал бы я ему эту туфельку или не дал. Может, она мне самому нужна.
Вирлуве давился от смеха.
- Но скорее всего, - невозмутимо продолжал Барнаба, - эта обувь, назовем ее так, принадлежала тете снежного человека, случайно забредшей в наши леса. И следовательно, эта обувь имеет неоспоримую научную ценность. Любой доисторический музей был бы рад заполучить ее. Только лес не открывает своих тайн. И мы никогда, никогда не узнаем, чья изящная ножка притаптывала, надевая сей башмачок. Тайны леса - вот что восхищает меня!
- Ах, да отстаньте вы от меня с вашими тайнами! - Всхлипнул Ян Львович.



(Pearl Blauvelt)
i_sandmann: (Default)
Сквернослов и дикое прошлое

- Сквернослов! Сквернослов! - Кричали Барнаба, Просто Пиня и Ян Львович. - Сквернослов! Где ты? Вернись!
- И не Сквернослов он вовсе, - выдавил из себя Вирлуве, размазывая слезы по лицу. - Карл Максыч он, его Карлушей мамочка называла.
И Вирлуве снова заплакал.
- С ним лаской надо было, лаской, а я... Вот и улетел. Такой умный был, воспитанный, в эту, как ее, в крапинку. Красавчик! Карлуша, красавчик. Вот и улетел.
- Карл Максыч! Карл Максыч! - Кричали Барнаба, Просто Пиня и Ян Львович. - Карл Максыч! Где вы? Вернитесь!
- Нашел! - Вдруг пискнул Ян Львович. - Я нашел, глядите!
- Где? - Завопил Вирлуве и бросился к Яну Львовичу, отталкивая остальных. - Где скворушка мой?
- Какой скворушка? - Удивился Ян Львович. - Где?
- Да как где? - Насупился Вирлуве. - Вы же сами, Ян Львович, закричали.
- Я зеркальце нашел, - охотно объяснил Ян Львович. - Видите, осколочек сверкает.
Вирлуве только горестно взмахнул хвостом и пошел плакать дальше.
- Балда вы, Ян Львович, - сурово сказал Барнаба. - Только про тайные общества и знаете. Вам бы только в песочек играть.
Просто Пиня постучал себя по лбу.
- Карл Максыч! Карл Максыч! - Кричали Барнаба и Просто Пиня. - Карл Максыч! Где вы? Вернитесь!
- Балда! - Недоуменно произнес Ян Львович, пожал плечами и принялся разглядывать свой клюв в зеркальце. От волнения ему не удавалось удержать зеркальце как следует, и оно трепыхалось в крыльях, как живое. Должно быть поэтому вместо собственной милой желтой головки он увидел знакомую черно-коричневую фигуру.
- Нашел! - Пискнул Ян Львович. - Нашел! Глядите!.
- Ну что там? - Неохотно спросил Барнаба. - Что вы еще нашли, может, трельяж?
Вирлуве плакал.
- Да скворушку вашего! - Запищал Ян Львович. - Карла Максовича. Вот он, внизу, видите? - И он протянул Барнабе зеркальце.
- Ну и рожа, - сказал Барнаба задумчиво. - В моем цилиндре. А где Карл Максыч?
- Там, там, в зеркальце! - Заторопился Ян Львович. Как вдруг большая капля ударила его по макушке.
- Ой, дождик, кажется, - неуверенно пробормотал Ян Львович и поглядел на небо в поисках тучи.
Наверху, среди листвы, сидел, закрыв голову крыльями, Сквернослов и вздрагивал от рыданий. Ян Львович дернул Барнабу за штанину и указал вверх. Барнаба дернул за ухо Вирлуве и указал вверх. Вирлуве двинул на радостях Барнабу в бок, боднул Просто Пиню и дал пинка Яну Львовичу, после чего сплясал трепака, в мгновение ока взлетел на дерево и спустился с дрожащим Сквернословом в руках.
- Я, я др-ружить с ними собир-рался, - жаловался Сквернослов. - Я им здр-равствуйте сказал. Я не виноват, что они не говор-рящие. Сквор-рцы называются. Дур-раки необр-разованные. Обидели. Оскор-рбили. Дикар-ри. Вар-вар-ры. Динозавр-ры. Дикое пр-рошлое.



(Ian Pyper)
i_sandmann: (Default)
Тайны, тайны и тайны

- Тайны! - Захлебывался от восторга Вирлуве. - Что может быть лучше тайн?
- Цирк, - сказал Просто Пиня и засунул палец в нос.
- Цирк, - презрительно повторил Вирлуве. Он не совсем представлял себе, что такое цирк. А раз так, то уж явно чепуха какая-нибудь. - Лучше молчал бы. У тебя и тайн-то никаких нет.
- Сам молчи! - Обиделся Просто Пиня. - Я из дома тайно сбежал. Съел?
- Подумаешь, как будто я не сбежал! Я вот клад зарыл в тайном месте - целый золотой пятак - вот. И его теперь никогда, никто, ни за что не найдет.
- И ты тогда тоже не найдешь! - Прыснул Просто Пиня. - Раз никто, ни за что и никогда.
Вирлуве печально кивнул.
- А я, а я, - загорячился Просто Пиня, - я в цирк поступлю. Я уже в цирке был, с бабушкой. Я буду клоуном. И еще на лошади скакать. И жонглером тоже буду. И еще укротителем, может. С пуделем дрессированным. Буду мистер Икс. И никто, никогда, ни за что не узнает, кто я такой.
- Подумаешь а я приду в твой цирк дурацкий и ка-ак закричу - смотрите, смотрите, это же Просто Пиня! - И Вирлуве пренебрежительно махнул хвостом.
Просто Пиня растерянно огляделся.
- А я, а я буду мистером Игреком, или... или вообще не скажу какая буква...
Вирлуве не слушал.
- Знавал я, - гордо сказал он, - одного черта, который скрывал, что у него хвоста нет. Он мне по секрету говорил. Да я и сам бы догадался.
- А я, а я знавал одного мальчика, так у него был хвост! Он мне по секрету рассказывал, - не задумываясь, соврал Просто Пиня. - И показал, тоже по секрету.
- Балды вы оба! - Обернулся Барнаба, всю дорогу молча шедший впереди, время от времени бросаясь в разные стороны, падая на землю и подпрыгивая. - Балды вы оба. Тайны им подавай! Вот где тайны - всюду, всегда и во всем. В дереве, в камне, в улитке и в стрекозе...
- И в козе! - Сморщился от смеха Вирлуве.
- И в тебе, Вирлуве, - невозмутимо продолжал Барнаба. - Разве не тайна как это столько глупостей уместилось в твоей бедной головке?
Вирлуве надулся.
- Сам ты Барнаба! - Выпалил Вирлуве. - То есть, сам ты балда со своей философией, Барнаба. И ты, Просто Пинька. Сами вы в тайнах не разбираетесь. Вот мы с Яном Львовичем такую тайну придумаем, такую... и без вас как-нибудь обойдемся. Тайная тайна для тайного общества. Что-нибудь с дохлыми кошками и черепами, правда, Ян Львович?
И он оглянулся в поисках Яна Львовича. Ян Львович немного отстал. Он стоял и усердно нюхал голубой колокольчик.
- Удивительно, - сказал, наконец, оторвавшись, Ян Львович, - ничем не пахнет и не звенит. А? Что? Тайны? Да отстаньте вы от меня с вашими тайнами, ради всего святого!



(Howard Finster)
i_sandmann: (Default)
Новый член и тайное общество


- Ян Львович! - Произнес тоненький голос из травы. - Разрешите представиться.
Все уставились вниз и увидели крошечное желтое пушистое существо.
- Ой, цыпленочек! - Восторженно закричал Просто Пиня.- Цып-цып-цып...
- Ян Львович! - Строго пискнул Ян Львович. - Надеюсь, впредь я буду огражден от подобных дерзостей.
Просто Пиня заткнулся. Вирлуве хихикнул. А Барнаба любезно протянул Яну Львовичу пачку табака.
- Спасибо, не курю. - Поблагодарил Ян Львович и принялся изучать булочку с маком. - Вот от булочки и впрямь бы не отказался, коли будете так любезны.
Просто Пиня открыл рот, а Вирлуве - глаза.
- Пожалуйста-пожалуйста! - Заторопился Барнаба. - Но как же, вы сказали...
- А вот так, - невозмутимо ответил Ян Львович и приступил к булочке. - Надо же было начать с чего-то. Я, видите ли, мужчина одинокий, путешествую, вижу, этакие бравые гусары на лоне природы, дай думаю присоединюсь, повеселюсь, а начать-то надо с чего-то... Ну вот, и так далее. А нет ли у вас кофейку с ромом?
- Кофе в термосе, а вот рома, увы, нет, - вступил в беседу Вирлуве.
Но Ян Львович уже не слушал.
- Это что у вас в бутылочке светленькое? Не коньяк ли? Сок яблочный осветлительный? Ну вот этого мне и налейте.
Барнаба повиновался.
- Благодарю вас, - кивнул ему Ян Львович. - Я, знаете, мужчина одинокий, путешествую, собирался поступить в пираты, или там в разбойники, к примеру. Знаете - небо и море, или - небо и лес, и свобода, свобода! Не надо в школу ходить. - Неожиданно добавил он и смутился. - Это я так, к слову. И вот иду, вижу - чудесная мужская компания, пикник. Дай, думаю, познакомлюсь - глядишь, и тайное общество изобразим.
- Что-что? - Переспросили Вирлуве, Барнаба и Просто Пиня в один голос.
- Тайное общество, - повторил Ян Львович, - Замечательное общество с тайной целью и тайным уставом.
- Видите ли, - вежливо начал Барнаба, - вы, вероятно, ошибаетесь. Мы не гусары, не пираты и не разбойники. Вы можете присоединиться к нашей компании, но знайте - террор нас не привлекает.
- Барнаба, - перебил его Вирлуве, - ты забываешь, что я рыцарь, и тайное общество - как раз то, чего мне не хватает. А тайный устав - вообще вещь. Даже странно, как это мне раньше в голову не приходило. И главное - не принимать особ женского пола, девчонок то есть. Правда же, Ян Львович?
Ян Львович закашлялся.
- Да что там! - Воскликнул Вирлуве. - Самое важное и есть - долой девчонок!
- А моя бабушка, - сказал Просто Пиня, - говорила, что девчонки тоже бывают ничего.



(Ian Pyper)
i_sandmann: (Default)
Привал и Полдник

- Вовремя ты велел нам на небо посмотреть, а, Барнаба? - съязвил Просто Пиня, когда все они расположились на большой цветочной поляне.
Вирлуве хихикнул.
- Еще бы, - как ни в чем не бывало, воскликнул Барнаба, - на небо смотреть всегда вовремя. Да и привал - чудесная штука! Остановиться и оглядеться, что может быть лучше? Дать отдых ногам, поработать зубами. Ведь именно это вы имеете в виду?
- Ну ты даешь, Барнаба! - Восхитился Вирлуве. - Не теряешься. Я бы так ни за что не смог!
- О чем ты? - Барнаба изумленно поднял брови.
- Как о чем? - Удивился Вирлуве. - Ведь он дразнится, а ты даже и внимания не обратил. Я бы сбился, обиделся бы, может быть, дал бы ему как следует...
- А как, как следует? Я же по-пошутил... - Испугался Просто Пиня.
- Вот видишь, Вирлуве, он ж просто пошутил. Правда, Просто Пиня? - Кивнул Барнаба. - Я так сразу и понял. Мы же друзья. Стоит ли обижаться из-за шуток?
- Не стоит. Мы же друзья, - пробормотал Просто Пиня и с благодарностью взглянул на Барнабу.
Вирлуве промолчал. Он гордился своим другом Барнабой - великодушие и находчивость - вот черты истинного героя и настоящего мужчины. А Просто Пиня... Что Просто Пиня?.. Просто мальчишка, маленький к тому же. Вон, уже с головой забрался в мешок с припасами...
Вирлуве дернул мешок на себя, и Просто Пиня выкатился оттуда с маковой булочкой во рту.
-Ты-ты-ты что? - Наконец выговорил он, давясь булочкой и потирая коленку.
Но Вирлуве не ответил. Он выкладывал свои кухонные трофеи прямо на траву.
- Соль, перец, мармелад в баночке, - приговаривал Вирлуве, - мармелад в коробочке, сок яблочный осветленный, сардины атлантические, кофе в термосе, вот тетя разозлится, халва любительская, это для меня, значит, сода пищевая, булочки с маком, булочки без мака, тетя просто лопнет, лавровый лист, опять этот перец, сосиски любительские, нужно было тете оставить, все яйца разбились, яичница из десяти яиц, полдник, что может сравниться с полдником, только завтрак, обед и ужин, сыр, подставка для яиц, можно выкинуть. И кто, хотел бы я знать, придумал посыпать булочки маком, пожал бы я ему руку, это - сказал бы я ему - не то, что подставка для яиц без яиц, булочки с маком - особо ценная вещь, хотя булочки без мака - тоже неплохо. Табак, а он-то откуда здесь взялся, интересно?
Но Вирлуве не успел выяснить этот сложный вопрос.
- Господа, не угостите ли табачком? - Раздался тоненький голосок из травы.


(Howard Finster)
i_sandmann: (Default)
Приключение и путешествие

Тьма редела. Лес, еще недавно казавшийся уснувшим лиловым динозавром, от которого все же лучше держаться на почтительном расстоянии, приблизился, и стали видны порозовевшие стволы сосен.
- Прекрасно, - с облегчением вздохнул Просто Пиня. - Теперь хоть можно отличить елку от палки.
- Да? - Заинтересовался Барнаба. - Ты думаешь, тебе это удастся?
- Хотел бы я знать! - Неожиданно выпалил Вирлуве. - Хотел бы я знать, что же нас ждет!
- Меня - бабушка... - Пробормотал Просто Пиня и погрустнел.
- Думаю, нас ждет путешествие... - Начал было Барнаба, но Вирлуве перебил его:
- Путешествие - это я и сам знаю. Что ждет нас в этом самом путешествии - вот что важно!
- Для кого как, - пожал плечами Барнаба.
- Приключения, встретим ли мы их? - Продолжал взволнованный Вирлуве, - Сразимся ли с драконом, расколдуем ли принцессу, найдем ли клад, вернемся ли со славой домой?
- Вообще-то динозавра мы уже видели, - покачал головой Барнаба. - Хочешь еще? Может, еж попадется, может, фея, а может, коряга. По-моему, одно другого стоит. Чем мухомор не находка, а лесной ручей не открытие? Все зависит от подхода...
- Да, - подхватил Просто Пиня, - от похода. Если правильно пойдешь, обязательно найдешь. Так всегда моя бабушка говорила, когда в погреб лазала.
- Ммм, - промычал Барнаба, - можно и так , конечно, сказать, можно и иначе. Во всяком случае все зависит от случая. А что до принцесс, мне без них как-то лучше, спокойнее, что ли... Да и тайные знаки на сосновой коре интереснее разглядывать, чем пыхтеть над грязной, мятой бумажкой с черепом и костями. Мне лично все равно, где здесь собака зарыта... Ну, то есть, клад, сами понимаете.
- Тебе хорошо говорить, - вздохнул Вирлуве, - а у меня тетя, сам знаешь. Я просто вынужден вернуться со славой или погибнуть.
- Вернуться, - с неодобрением повторил Барнаба. - Ну что это ты заладил - вернуться, вернуться, просто Вернуве какой-то. Путешествие не для тех, кто хочет вернуться. Оно зовет, оно манит, оно обещает чудеса, и не важно, сдержит оно обещания или нет. Хотя меня-то оно никогда не обманывало. Путешествие длится и будет длиться всегда, но никогда не знаешь, где оборвется дорога, по которой идешь все вдаль и вдаль, где она даст крюк, а то и вовсе приведет туда, откуда ты начал. А ты говоришь - приключения...
И Барнаба пренебрежительно покачал головой.
- Говорю, - насупился Вирлуве. - Что толку в твоем путешествии. Иди себе, иди и глазей по сторонам. Цветочки, листочки. Красота! У меня и дома цветочки росли. На подоконнике. Не такие, правда, да что мне за дело? Я - Вирлуве, рыцарь без страха и упрека. Вот я кто такой. Иначе зачем мне из дома уходить? На поиски подвигов, славы и счастья, вот зачем. Чтобы эта глупая женщина знала, с кем имеет дело.
Барнаба помрачнел и засвистел “У любви, как у пташки, крылья”.
- Что ж, - наконец, заявил он, - красота, несомненно, есть во всем - и в подвигах, и в жажде славы, и в ржавой консервной банке, несомненно. Особенно в банке. Главное видеть ее, - утешая сам себя, закончил Барнаба. - И все-таки, взгляните на небо. - Вирлуве и Просто Пиня повторно задрали головы и попытались рассмотреть что-нибудь в слепящей синеве, где высоко, над самым их головами расплывалось солнце.
- Полдень, - печально прошептал Просто Пиня. - В полдень мне бабушка молоко давала с булочкой...
- А я кофе пил, - пробурчал Вирлуве, - с ромом.



(Alfred Wallis)
i_sandmann: (Default)
ПОСЛЕДНИЕ СБОРЫ И ВЫСОКОПАРНАЯ РЕЧЬ
Вирлуве никогда не произносил речь. Это было ниже его достоинства. Да и случая как-то не представлялось. Но сейчас, суетясь и хлопоча, он все время ощущал какое-то странное чувство - как будто что-то внутри него прыгало и скакало от нетерпения.
Он в последний раз зашел в свой дом, когда стемнело и тетя уже спала. При свете луны комнаты казались необычными, почти незнакомыми. Сквернослов спал на подоконнике. Вирлуве взял его на руки.
- Дур-рак, пр-редатель, - нежно прохрипел скворец и снова замолк.
Осторожно, стараясь не шуметь, Вирлуве пробрался на кухню и побросал содержимое буфета и холодильника в мешок. Пожалуй, все было готово. Вирлуве послал воздушный поцелуй тете и вышел, пытаясь не наступать на самые скрипучие половицы.
- Ничего себе мешочек! - Захлопал в ладоши Просто Пиня.
- Да, - гордо сказал Вирлуве, - думаю, тете завтра придется снова делать заказ по телефону. Здесь недельный запас.
- Думаю, нам придется впрячься в этот недельный запас, - проворочал Барнаба.
- Друзья мои, - неожиданно для самого себя перебил его Вирлуве, - друзья мои, не будем омрачать необыкновенное, неясное чувство, полное ожидания и грез. Мы пойдем рука об руку по дороге в горку, и под горку, все вдаль и вдаль, деля радости и печали. Возможно, мы встретим опасности, возможно, нас ждут чудеса, кентавры и лешие, водяницы и дриады будут глядеть на нас из лесных кущ. Мы пройдем мимо чужих праздников, взяв себе лишь каплю радости для глаз, чтобы смыть обиды и огорчения... - Вирлуве говорил и говорил и сам не знал, откуда берутся эти удивительные, ни на что не похожие слова.
- Во дает, - присвистнул Просто Пиня. - С ним это часто?



(Илья Кабаков)
Page generated Jul. 25th, 2017 10:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios